Несчастный случай — Генералы песчаных карьеров

Я начал жизнь в трущобах городских
И добрых слов я не слыхал.
Когда ласкали вы детей своих,
Я есть просил, я замерзал.
И увидав меня не прячьте взгляд,
Ведь я ни в чём, ни в чём не виноват.
За что вы бросили меня, за что?
Где мой очаг, где мой ночлег?
Не признаёте вы моё родство,
А я ваш брат, я — человек!
Вы вечно молитесь своим богам,
И ваши боги всё прощают вам.

Припев:
Край небоскрёбов и роскошных вилл,
Из окон бьёт слепящий свет.
О, если б мне хоть раз набраться сил,
Вы б дали мне за всё ответ.
Откройте двери, люди, я — ваш брат,
Ведь я ни в чём, ни в чём не виноват.

Вы знали ласки матерей родных,
А я не знал и лишь во сне,
В моих мечтаньях детских золотых
Мать иногда являлась мне.
О, мама, если бы найти тебя,
Была б не так горька моя судьба.

Несчастный случай — Генералы песчаных карьеров

Я начал жизнь в трущобах городских
И добрых слов я не слыхал.
Когда ласкали вы детей своих,
Я есть просил, я замерзал.
И увидав меня не прячьте взгляд,
Ведь я ни в чём, ни в чём не виноват.
За что вы бросили меня, за что?
Где мой очаг, где мой ночлег?
Не признаёте вы моё родство,
А я ваш брат, я — человек!
Вы вечно молитесь своим богам,
И ваши боги всё прощают вам.

Припев:
Край небоскрёбов и роскошных вилл,
Из окон бьёт слепящий свет.
О, если б мне хоть раз набраться сил,
Вы б дали мне за всё ответ.
Откройте двери, люди, я — ваш брат,
Ведь я ни в чём, ни в чём не виноват.

Вы знали ласки матерей родных,
А я не знал и лишь во сне,
В моих мечтаньях детских золотых
Мать иногда являлась мне.
О, мама, если бы найти тебя,
Была б не так горька моя судьба.

Гражданская оборона — Ужас и моральный террор

Партитуры церемоний
Светофоры упований
Золотая школа жизни
Вековая правда-матка

Ужас и моральный террор(4 раза).

Проигрыш.

Неваляшка-душегубка
Разнарядка-перестрелка
Перемена-ностальгия
Колыбель-апокалипсис

Ужас и моральный террор(4 раза).

Проигрыш.

Капиталы-эталоны
Прокуроры-демократы
Идеалы-пулемёты
Гарнизоны-партизаны

Самосвалы-приговоры
Конвоиры-генералы
Миллионы-миллиарды
Рождённый ползать летать не может

Ужас и моральный террор(8 раз).

Гарик Сукачев — Эй, ямщик, поворачивай к черту!

Эй, ямщик, поворачивай к черту,
Новой дорогой поедем домой.
Эй, ямщик, поворачивай к черту,
Это не наш лес, а чей-то чужой.
Эх, и елок навалено!
Ох, не продерись!
Камней навалено!
Только держись!
Поворачивай к черту!

Эй, ямщик, поворачивай к черту,
Видишь, мигают мне наши огни.
Эй, братан! Поворачивай к черту!
Шапку сними, да по жене всплакни.
Ведь здесь же елок повалено!
Ох, не продерись!
Камней навалено!
Только держись!
Поворачивай к черту!

Все, брат, прорвались, прямая дорожка!
Вольное место, да в небе луна.
Ты попридержи-ка лошадку немножко,
Видишь, совсем заморилась она.
Эх, дай папироску, ух, я затянусь!
Выложи форсу, богом клянусь,
а прорвались все к черту!!!

Ремонт Воды — Гагарин

Фонари круглы. Об лампы
Бьётся мошка. Слышен стук
Форест трогает у Гампа
Загогулины в носу.
Едет солнечный Гагарин
У планеты на губе
Словно роза в перегаре
Огромаден и дебел.
Едет символом по небу
Превосходства голытьбы
Над смущающимся Фебом
И над облаком любым
Едет медленно, красиво
В телевизорах и на
Всём, что невообразимо
Без него, Гагарина.

Ремонт Воды — Гагарин

Фонари круглы. Об лампы
Бьётся мошка. Слышен стук
Форест трогает у Гампа
Загогулины в носу.
Едет солнечный Гагарин
У планеты на губе
Словно роза в перегаре
Огромаден и дебел.
Едет символом по небу
Превосходства голытьбы
Над смущающимся Фебом
И над облаком любым
Едет медленно, красиво
В телевизорах и на
Всём, что невообразимо
Без него, Гагарина.

Гарик Сукачев — Ничего не надо

Ничего не надо, подай-подайте мне гитару,
Шелковые струны да сере-серебрянны колки,
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.

Запоет гитара, заиграют струны,
Загрустит о чем-то родная жена,
Улыбнется Петька, чертыхнется Димка,
А Шурка нарисует белого слона.
Оба нахмурят взгляды, а Крупский хлопнет стопку,
А Шурка младший нарисует, эх, белого слона.

В доме будут звуки, в доме будут взгляды,
На столе бутылочка, а на плите чаёк,
Ничего не надо — лишь бы были рядом
Милые мои ребята, Ольга да Санек.
Ничего не надо — лишь бы были рядом
Милые мои ребята, Ольга да Санек.

Затрындит над ухом телефончик чёрный,
В трубке дальний голос: «Горыныч, я живой!»
Я воскликну: «Ванька!», а Шурка свиснет в трубку,
А Ольга улыбнется: «Ванечка, родной!»
Я воскликну: «Ванька!», а Шурка свиснет в трубку,
А Ольга улыбнется: «Ванечка, родной!»

Ничего не надо, подай-подайте мне гитару,
Шелковые струны да сере-серебрянны колки,
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.

Город 312 — Город 312

под темными сводами
дорожными знаками
с немыми прохожими
и злыми собаками

иду осторожно я
по жизни обыденной
наверно возможно
остаться невидимой

припев:

ая хочу туда
но так важно остаться
там среди тысяч моя звезда
дарит свой свет город 312

поток нескончаемый
сюжетов бессмысленных
порой различаемый
осадок завистливых

мечты переросшие
в игры без правил
оставлю хорошее
для тех кто на грани

Гарик Сукачев — Долго, долго (feat. Неприкосаемые)

Долго, долго, долго пляшет огонёк, только, только, только между двух дорог.
Глаз твоих прекрасных звонкие лучи, ясно-ясно светят мне в ночи.
Что со мною будет? Будет что с тобой? Что нам скажут люди, милый ангел мой?
До самозабвения, до земли сырой, до изнеможения болен я тобой.

Припев:
Где смеются Боги, там Демоны грустят.
Две сошлись дороги, где встретил я тебя!
Медью раскалённой, кровь кипит в груди.
Стану приручённый, будь, не уходи!

Смерть, бери, не трушу, ведь жизнь дана одна, но не трогай душу, в ней живёт она.
Глаз её прекрасных звонкие лучи, ясно, ясно, ясно светят мне в ночи.
Ясно, ясно, ясно, ясно светят мне в ночи.

Припев:
Где смеются Боги, там Демоны грустят.
Две сошлись дороги, где встретил я тебя!
Медью раскалённой, кровь кипит в груди.
Стану приручённый, будь, не уходи!
Я стану приручённый, будь, не уходи!

Гарик Сукачев — Не было нас

Я забуду тебя, наказав себя пленом в страданьях.
Я тебя потеряю в глазницах дворов проходных.
Да забуду все улицы, и их имена и названия —
Будто не было нас, словно не было их.

Будто не было нас, словно не было их.
Будто не было нас, словно не было их.

На кривых перекрестках остануться песни и строки!
На тамвайных путях […]
Как монетка покатится он и блеснет на Востоке!
Превращаясь в Светило, что зажгло нас двоих.

Будто не было нас, словно не было их.
Будто не было нас, словно не было их.

Но я умираю! Я мечусь Адом и Раем!
Я, как брошенный пес, все шатаюсь по бульварам бездушной Москвы.
Той любви, что была — больше нет! Отрывай! Я не знаю.
Я не знаю… Я не знаю… Я не знаю… Что же делать теперь…

Все так глупо, не верно, не честно.
Остается одно — ненавидеть себя, не прощать.
Только в грешной душе ты оставила тайное место,
Что уже никому, никогда не занять.

Словно не было нас, будто не было их.
Словно не было нас, будто не было их.
Словно не было нас, будто не было их.
Словно не было нас, словно не было нас, словно не было нас,
Не было их…
Не было нас… Не было их…
Не было нас… Не было их…
Не было нас… Не было их…
Не было нас… Не было нас… Не было…