Кедр х Луперкаль — Вакуум

Первый Куплет: Кедр
Так, расскажите мне,
Как не бредить ночами, дыханием плавя стекло,
И пристально бдеть за тем краем земли,
Что бледно алеет с востока, надеясь до неба достать.

Я много что видел, но вряд ли то застило
Больше глаза, чем комета Галлея,
Слепящим метиловым светом,
Летящего следом за нею хвоста.

Но зимы растаяли, время текло,
И даже далёкие мёртвые звёзды
За счёт сингулярности лопались в пыль,
Но внутри что-то тлело, подобно карбиду.

На тот небокрай, где однажды увидел её,
Я долго втыкал, как поехавший,
Параллельно прознав о путях
Как отсюда попасть на орбиту.

Тут первый был мною изведан давно,
И казалось когда-то, что был идеалом,
Пьянил притяжением близких планет,
Оседая чаинками кутры.

За линию кармы над жарящим солнцем
Летали мы  под одеялом,
Но падали факелом вниз
И входили в слои атмосферы в районы под утро.

Второй слишком прост был,
Но он местных манил как потёртый об [1?],
И закладки, разгоны, ступени,
И номер WhatsApp [ЦУПа] на всех гаражах.

И в синий кисель неба августа
Прямо из окон сигали адепты медового спайса,
С собой забирала их тьма,
И литавры прощальных сирен ещё долго звенели в ушах.

Но, а третий то что,
Только верить и ждать,
Что войдёшь после смерти с землёй
В равновесие осмос.

Недаром ведь столько твердили,
Что в бездну нельзя залипать — станешь ей сам,
Потому не смотри мне в глаза —
Там один лишь пугающий космос.

Второй Куплет: Луперкаль
Млечности туманом кутало. Время так медленно сочилось патокой.
Плотно прижимала атмосферы куполом ненавистная планета-каторга.
Город нависал бетонным человейником, медленно вытягивая соки молодости.
Снова я невольно приравняю мысленно- закон гравитации к закону подлости.

Так и дотянуть до старости — мошкою застыв в янтаре беспечности.
Нервы не трепая попусту, попросту не думать о той бесконечности,
Считая инфантильной глупостью желание взлететь и обозреть окрестности
Прям из-под небесной плоскости. Но в этой небогатой на красоты местности

Фон — гаражи да железобетон.
Смотрю на то, как бежали тут слова за битом.
Я — снова тот, кто задвинул все дела на потом.
Холодный дождь за окном — это всемирный потоп.

Мой вечный пост где-то там. Под всей этой водой
Не видно звезд и я сам, как бесплотный фантом.
Все мои мысли безвозвратно затерялись в тьме,
Где без остатка растворяется последний фотон.

Атлант расправляет плечи, Одиссей возвращается назад в Итаку
Мы въедем в вечность на плечах предтечей, расколов хрусталь небес со всего размаха.
Сомнения разлетятся пухом, догмы лицемеров станут серым прахом.
С ослепительно сияющей вершины духа мы отчаянно шагнем в бесконечный вакуум.